РАЗГОВОР С РЕЖИССЕРОМ
1 сентября 2012 года
г. Новороссийск
Юлия Вакуленко:
Есть ли у режиссера "фишечки", по которым он распознает будущего актера своего театра? Если угодно,"пунктики".Проще говоря, каковы основные критерии актера театра "Кукушкино гнездо"?Существует ли аналог резюме-автобиографии или только личное знакомство?

С.А.: Нет, распознать никогда нельзя. Первое впечатление всегда обманчиво. Человек приходит в театр для того чтобы заниматься творчеством и меняться. Поэтому у нас нет строгих критериев отбора, мы рады всем и, в общем говоря,  здесь должен сработать принцип нормального мгновенного узнавания, при котором человек остаётся в коллективе тогда,  когда его устраивает та атмосфера, та картинка, которую он видит за кулисами, при условии, конечно, что он хочет заниматься творчеством. Говорят, научить нельзя - научиться можно, поэтому если человек хочет, он всему может научиться. Любой человек талантлив, а в театре, как и в жизни, всё может случиться. У кого-то на это уходят месяцы, кто-то может прийти к большим ролям через годы, а кто-то готов с корабля на бал - прямо с улицы, и на подмостки. Я люблю повторять, что театр - это модель жизни, поэтому здесь возможно всё. Если всё же говорить о каких-то конкретных  критериях, то это, конечно, отсутствие  ярко выраженных дефектов речи, хотя есть дефекты речи, которые могут быть нивелированы с помощью упражнений по сценической речи, если, конечно, это не дефекты, при которых необходимо только хирургическое вмешательство. В остальном, зрители сами видят на нашей сцене и больших и маленьких, и молодых и взрослых, и худых и полных. Главный критерий - ж е л а н и е, если человек ХОЧЕТ, то это значит, у него всё получится.  А то, на сколько человек хочет, если говорить о «фишечках», видно сразу - при первых встречах с новыми людьми можно сделать вывод, на сколько процентов им это нужно.
Знакомство с новыми актёрами, конечно, происходит лично. В последствии, все вновь поступившие в коллектив актёры, заполняют анкету и этого для нас достаточно. Личная встреча, общение, пусть даже на уровне «Добрый вечер, что Вас привело к нам..» обязательно и необходимо.. Как можно представить себе заочное знакомство с будущим актёром? А человек потом будет заочно, по Интернету, на сцену выходить?! Поэтому и резюме в данном случае неуместно.  Мы же не спрашиваем об образовании, люди и с техническим училищем и с высшим гуманитарным приходят к нам и остаются  - на сцене это абсолютно не имеет значения.
Паша Левченко:
На сколько баллов вы оцениваете прошедший сезон? Всё ли, что задумывалось, удалось? И какие планы на будущий сезон?) Чем будете удивлять?)

С.А.: Удалось почти всё, потому что мы ещё планировали восстановить 2 старых спектакля «Недоразумение» (Альбер Камю) и «Дураков по росту строят» (Николай Коляда), но так как там задействованы наши актрисы, которые ещё не совсем оправились после декретных отпусков и в данном случае сейчас они больше зависимы от здоровья своих детишек, эти два спектакля восстановлены не были. Поэтому мы и говорим, что «почти» всё.. Но по большому счёту, это была программа максимум, которую мы рассматривали гипотетически (случится или не случится) - и пока не случилось. Будем работать дальше, от самой идеи мы пока не отказываемся, в том числе от этих спектаклей.
Прошедший сезон я оцениваю, конечно, на 100 баллов. Потому что все премьеры были разные, друг на друга не похожие. Все были достаточно не однозначные, а это так и должно быть. Не должен спектакль вызывать у всех единодушное мнение, оценки. Каждый приходит и выбирает то, что ему больше нравится. Кому-то больше понравился «Лиса и виноград», кому-то больше «Сон Императрицы», кому-то «Кабаре Кокто», кому-то «Дожить до Премьеры». Но надо сказать, что уже достаточно того, что не все профессиональные театры могут позволить себе 4 премьеры в сезоне.
Планы на будущий сезон, конечно, есть, но перечислять авторов или пьесы преждевременно. Здесь нужно отметить, что репертуар всегда выстраивается от простого к сложному, от смешного к грустному. Мы не зацикливаемся на амплуа и, соответственно, уже из этих соображений мы стремимся, чтобы актёры в своих ролях не повторялись и тем самым двигаем их к разностороннему развитию. Поэтому, когда зритель приходит и говорит, что был удивлён и не важно с каким знаком - «+» или «-» мы считаем, что наша основанная задача выполнена уже благодаря тому, что зритель не был разочарован, не остался незаполненным, что мы опять поставили его перед фактом некой нестабильности. Всё должно развиваться по синусоиде - соответственно не должно быть каких-либо ожидаемых реакций - поэтому мы всегда стараемся придумать, чтобы это было не так, как накануне, как в прошлый раз. Сам этот принцип «Чем удивлять будете?» - он всегда для нас краеугольный, потому что если театр не будет задумываться над вопросом, чем он будет сегодня удивлять зрителя, то соответственно и ответов никаких не возникнет, после чего естественно то, когда зритель уходит из зала с «холодным носом» - его ничем не удивили: ни выбором пьесы, ни расстановкой ролей на актёров, ни каким-то свежим решением классической пьесы, ни нестандартным подходом к воплощению темы.. так, если театр не ставит перед собой задачи «удивлять» - удивления зрителя и не случается. И всё это становится некой ожидаемой реальностью. А ожидаемую реальность зритель созерцает вокруг себя в своей обычной жизни, в театр он всегда приходит удивляться.. Так что удивлять будем!
Светлана Фролова:
В продолжение темы "как это происходит", мне всегда было интересно, каким образом отбирается материал, который будет основой нового спектакля. Где находятся авторы, как решается вопрос авторских прав, обсуждается ли выбор с коллективом, или "родина сказала надо, комсомол ответил)))) И еще кто, кто этот человек, который занимается саундтрэком, кто ищет песни, этих новых исполнителей, которые как, например с бумбоксом из "любви", потом уходят в народ. Вот не верю я , что это дело рук одного человека )))) Не верю.... Расскажите)

С.А.: Если говорить о выборе материала, то это всегда достаточно сложный вопрос, потому что материал  - это 50% успеха у зрителя. Так как мы учреждение некоммерческое и к деньгам никак не привязаны - то можем позволить себе эксперименты, выбрать абсолютно любую пьесу, лишь бы она нравилась актёрам. В нашем театре люди не законсервированы в своём мирке как в банке. Мы любители, мы приходим в мир театра из нашей обыденной жизни и, конечно, мы привносим в театральную жизнь из неё то, что интересует и волнует нас самих. Мы понимаем, какого рода материал актуален на данный момент: трагедия или комедия, глубоко интеллектуальная или наоборот абсолютно «безбашенная» пьеса. Если же говорить о каналах, непосредственных источниках получения материала, то, как правило, это сборники победителей всероссийских конкурсов, сборники лучших пьес, есть также драматурги, которые сами присылают на сайт свои пьесы, есть, в конце концов, литература которую мы относим к классическому репертуару.
Понятно, что это достаточно большой труд по выбору из всего множества различных пьес тех, которые будут отложены позже в репертуарный портфель. Труд этот, конечно, как и многое другое в подготовке спектакля в основном лежит на режиссере. Но это дело зрителя «верить или не верить» в это. К сожалению, у нас нет сценографов, нет художников по костюмам - всё это наш коллективный труд, как и запись фонограмм и подбор музыки. Но мы ставим и эксперименты, когда предлагаем членам коллектива выступить в роли свето- ассистента во время спектакля и тогда он получает возможность проявить себя как художник по свету. Также как и костюмы к спектаклям, например, -  всегда есть основной замысел, идея, а уже её непосредственное воплощение, детали костюма, то, каким в конечном счёте окажется костюм всецело зависит от того человека, который его создаёт. 
Возвращаясь к выбору материала, сначала готовиться так называемый «репертуарный портфель», о котором я упоминал выше. Так я отбираю ряд пьес, которые в последствии, как правило, летом, перед началом каждого сезона, мы читаем в кругу актёров, а затем обсуждаем их содержание, рассчитываем количество людей, которые будут задействованы в спектакле, анализируем их желания эмоционального самораскрытия, и в целом, их эмоционального состояния на сегодняшний день, делаем выводы. Таким образом обсуждается каждая пьеса. Проанализировав результаты обсуждения, круг пьес, которые можно рассматривать для составления репертуарного плана предстоящего сезона, сокращается и принимается решение, что, например, из полутора десятка прочитанных пьес на сегодняшний день нам кажутся действительно интересными пять. А вот какие из этих пяти увидит зритель это уже вопрос больше практический. В любом случае все пьесы, которые отбираются таким кропотливым путём никуда из репертуарного портфеля не исчезают. Есть пьесы, которые ждали  своего выхода 8 лет - например пьеса «Маркиза де Сад» (Юкио Мисима), которую начинали читать в начале 90-х и при том первоначально она задумывалась как чисто женский спектакль. Потом, когда был хороший наплыв юношей в театре в начале 2000-х мы снова за неё брались - и она не получилась и только в 2005-м спектакль был поставлен. Здесь почти 8 или 10 лет был отбор, при этом все роли в этом спектакле играли уже мужчины, но актёрский состав был иной, чем в начале. Подобное возможно: спектакль начинает репетироваться, но потом в силу каких-то определённых обстоятельств дело не движется - бывает такое, что кто-то не рассчитал свои силы, у кого-то сложились какие-то сугубо семейные обстоятельства, поэтому работа над спектаклем может быть приостановлена и отложена до того момента, когда всё сопоставится, скоординируется, отцентруется.  
Что касается вопроса об авторских правах, то у нас заключён генеральный договор всероссийским авторским обществом (РАО), сейчас идёт речь о подписании документов со Всероссийским Обществом Интеллектуальной собственности, касающихся использования фонограмм в спектаклях. Переговоры ведутся, есть и соглашения на пьесы, которые уже игрались нами. Сейчас мы готовим пакет документов на предстоящие премьеры.

Виктория Шубина:
А в наступающем театральном сезоне поставят "Демоническую женщину"? Я ТАК ЕЁ ЛЮБЛЮ!

С.А.:  На фоне других спектаклей - более значимых и, возможно, более ярких - спектакль «Демоническая женщина» на сегодняшний день кажется мне менее подходящим для восстановления (пока).

Макс Казаков:
Как нашлась пьеса "дожить до премьеры"? Кто по мнению С. А. Ливенцова лучший режиссер в Новороссийске? Веселая история из жизни студентов института культуры и искусств г. Краснодар, если он там учился?

С.А.: В театральной среде не редким является творческий обмен драматургический. Так, будучи давно знакомым с Сергеем Владимировичем Блудовым, режиссером народного театра имени В.П. Амербекяна, мы достаточно часто обсуждаем  с ним прочитанные пьесы. И бывает, что встречая пьесу, понимаешь, что она, допустим, сейчас хороша для другого коллектива, для другого возрастного актёрского состава. Вот и ему показалось, что для сцены городского театра пьеса Н. Рудковского «Дожить до премьеры» немного провокативной, чего мы не испугались. Поэтому это вполне нормально, когда режиссеры делятся материалом. Никто же не имеет никаких личных прав на опубликованные пьесы. Так что в действительности эту пьесу предложил  мне режиссер народного театра Сергей Блудов.
На вопрос о режиссере стоит признать, что режиссеры в городе все разные. Говорить о степени профессионализма должен и может только зритель. Каждый из режиссеров может иметь своё отношение к творчеству,  к произведениям, но выказывать и уж тем более навязывать своё мнение своим актёрам или зрителю не всегда хорошо. Саму постановку фразы «лучший режиссер» я нахожу некорректной. Мне вообще кажется, что это место пустует. Отсюда возникает нормальное чувство хорошей творческой конкуренции. Потому что конкуренция как и в экономике в данном случае это лучший двигатель. Но важно подчеркнуть  - здоровая конкуренция с доброжелательным отношением коллективов к работам других коллективов - мы же ходим на спектакли других театров, как и рады встречать гостей на своих. Поэтому говорить и писать, кто лучше, а кто хуже могут, наверное, только журналисты, но выбирает всё равно всегда зритель. Есть зрители, которые пойдут к нам, но никогда не пойдут в народный театр. А есть такие, которые наоборот постоянно с удовольствием ходят в народный театр, но никогда не придут к нам.
Что же касается весёлых случаев из студенческой жизни в дни обучения в Краснодарском государственном институте культуры, то безусловно, в пору студенчества было много смешных моментов, тем более, когда речь идёт о студентах, получающих творческие профессии. Но вспоминать какую-либо конкретно даже не хочется. Это не тот уровень ностальгии и, Слава Богу, у меня нет сейчас времени ностальгировать по институтским временам. У меня много работы, жизнь движется, а ностальгия - это удел человека, находящегося в преддеприссивном состоянии. Человек, которому нечего делать или у которого что-то не получается сегодня, он начинает  ностальгировать по уходящему или уже ушедшему. Я всегда говорю актёрам, начинающим «ныть» по поводу того, «как хорошо было 5-10 лет назад..», что я абсолютно в эти игры не играю и не верю. Это были другие актёры, другое здание, другие спектакли, другой зритель, государство было другое! Соответственно нельзя даже упиваться самим фактом, что что-то было по-другому. Оно естественно было по-другому, но всё развивается.

Подводя итог нашему разговору, хочется пожелать как актёрам, так и зрителям в новом сезоне ярких впечатлений, интересных встреч и открытий.